Архитектура

Архитектура после санкций: создает ли проблемы уход западных архбюро из России


фото: MR Group, ЖК Jois

Прошло больше полутора лет с момента, когда топовые зарубежные архитекторы начали покидать российский рынок проектирования. Директор по продукту компании MR Group Жанна Махова поделилась со «Стройгазетой» предварительными итогами этого процесса и объяснила, почему принципиальных проблем у застройщиков не возникло.

Весной и летом 2022 года Россию начали покидать международные архитектурные бюро из-за санкций и имиджевых причин. Российский рынок проектирования покинули Zaha Hadid Architects, David Chipperfield Architects, Herzog & de Meuron, Foster + Partners, UNStudio, Nikken Sekkei и другие. Некоторые из них бросали работу над уже запущенными проектами, даже в которых бюро стало победителем масштабного конкурса, как в случае с проектом Южный порт и Nikken Sekkei.

Конечно, было бы странным искать хоть что-то позитивное в уходе из России зарубежных архитекторов. Ослабление конкуренции всегда вредит рынку, ведь застройщики сегодня как никогда прежде связывают успех проекта новостройки с его архитектурной составляющей. Иностранные бренды и имена среди авторов — это всегда дополнительная продающая характеристика проекта, а также стимул для российских архитекторов быть на голову выше зарубежных конкурентов. В этих условиях девелоперу проще выбрать ликвидную архитектурную концепцию, которая сделает запоминающимся его продукт. Уход же зарубежных компаний этому не способствует.
Но и преувеличивать значение западных архитектурных бюро на российском рынке, равно как и преуменьшать профессионализм российских команд, абсолютно неправильно.

Начнем с иностранцев. Несмотря на то, что их имена часто появлялись в процессе создания многих московских новостроек, в том числе знаковых, их реальная роль не всегда была решающей. Когда многие бюро объявили о своем уходе из России в 2022 году, застройщики сообщали, что архитекторы свою часть работы уже выполнили. На практике это означало то, что задействованы иностранцы были в основном в создании эскизной, концептуальной части проекта, тогда как доведением до готового продукта и его воплощением занимались российские подрядчики. Скажем, над реконструкцией Центрального телеграфа на Тверской работали ушедшие впоследствии из России британцы из David Chipperfield Architects (DCA) вместе с россиянами из APEX. Другое британское бюро LDA Design активно работало с российским институтом «Стрелка». Адаптацией проектов норвежцев из Snøhetta занимались российские проектировщики «Горка». Дом культуры ГЭС-2 вместе создали итальянцы из RPBW и российский APEX.

Иными словами, с одной стороны, проникновение иностранцев на российский рынок было ограниченным. С другой стороны, российские архитектурные бюро тесно взаимодействовали (и продолжают взаимодействовать) с международным архитектурным контекстом. С этой точки зрения многие бюро из России уже некорректно называть чисто российскими, так как они превратились в международные. У этого много причин.

Во-первых, российские архбюро постоянно участвовали в международных конкурсах. «Цимайло, Ляшенко, Партнеры», SPEECH, «Генпро» и другие титулованные бюро имеют большие портфолио проектов, победивших на конкурсах международного уровня. То есть российские архитекторы уже давно входят в число одних из лучших и актуальных проектировщиков в мире.

Во-вторых, команды российских бюро часто интернациональные и складывались в том числе из экспертов с международным образованием и опытом в архитектуре. Григорос Гавалидис из GAFA стажировался в Берлине и Лондоне, а затем работал в американских и европейских бюро. Главный архитектор мастерской «Генпро» Энди Сноу работал долгие годы в Англии над проектами, отмеченными международными наградами. Иными словами, кадровый состав российских бюро по своей сути также стал международным.

В-третьих, российские архбюро сами выходят на международный рынок, не собираясь концентрироваться исключительно на отечественных проектах. Прежде всего отмечу, что и до 2022 года российские архитекторы активно работали за рубежом. В частности, упомянутая выше мастерская «Генпро» работала над реконструкцией небоскреба The Crown Building на Манхэттене в Нью-Йорке. Бюро «Меганом» Юрия Григоряна проектировало знаковый небоскреб в Нью-Йорке 262 Fifth – один из самых высоких в городе.

Теперь россияне будут выходить на рынки проектирования в странах СНГ, а также Азии. Так, о запуске филиалов в Бишкеке и Дубае сообщило бюро IND architects. APEX открывает представительство в Алматы, а ATRIUM – в ОАЭ. Это значит, что конкуренция с западными архитекторами, которая, безусловно, взаимно обогащает наших и зарубежных экспертов, будет продолжаться. Российская архитектурная традиция, таким образом, не будет изолированной. Кстати, в начале декабря в Казани на международном архитектурно-строительном форуме мэр города предложили создать объединение архитекторов стран БРИКС. Если эта идея будет реализована, то на российский рынок придут архитектуры из Азии и стран Латинской Америки.

Таким образом, уход западных архитектурных бюро не остановил креативный процесс в России. Прежде всего потому, что российская архитектура уже стала частью международного контекста, и изолировать её не удастся. Более того, амбиции российских мастеров за последние два года даже выросли – они выходят на рынки ближнего и дальнего зарубежья, а российские проекты нисколько не стали хуже за это время.

По материалам

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Итого: 0 Среднее значение: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»